Корзина
1 отзыв
Лилия Анисимова, проект «Живая земля»
Контакты
Ala Carte Kazakhstan
Наличие документов
Знак Наличие документов означает, что компания загрузила свидетельство о государственной регистрации для подтверждения своего юридического статуса компании или индивидуального предпринимателя.
+7727263-54-31
+7701733-38-96
Айна Шонаева
КазахстанАлматымкр-н Самал 2, ул. Бектурова 77А, бизнес центр Самал офис 7-2050059
Карта

Лилия Анисимова, проект «Живая земля»

Лилия Анисимова, проект «Живая земля»

Автор: Ольга Борте

В 2009 году биотехнолог Лилия Анисимова стала лауреатом Зворыкинской премии в номинации «Инновационный проект». Она создала первый в мире биопрепарат, который позволяет почти полностью нейтрализовать токсичные вещества, находящиеся в почве и воде. Пару лет назад про проект активно говорили в СМИ. The Greenville решил встретиться с Лилией и узнать, в какой стадии находится разработка и внедрение препарата.
alt text

Лилия, расскажите о вашей технологии

У нас биологический препарат на основе бактериальных штаммов. Технология основана на микробной деградации токсичных соединений в окружающей среде на нейтральные вещества, которые уже не опасны для природы, растений, животных, человека.

Какие земли можно очистить таким образом?

Сельскохозяйственные земли, на которых ежегодно применяются гербициды и пестициды. Почву, в тепличных хозяйствах. Земли, на которых расположены промышленные заводы и химические предприятия. Сточные воды. Сильно загрязненную, деградированную и помещения складов непригодных к использованию пестицидов. В России количество складов с опасными гербицидами насчитывает сотни тысяч тонн. В больших амбарах в мешках просто лежат вредные соединения. Идет дождь, все это размывается, попадает в реки. Сами амбары и близлежащую территорию тоже нужно очищать, нейтрализировать пестициды.

Что остается, когда ваши бактерии уже поработали?

Остаются метаболиты, у которых значительно понижается класс опасности. Дальше они уже перерабатываются в природе, разрушаются микрофлорой почвы. При полной очистке токсичные соединения могут быть разложены до углекислого газа и воды.

Сами бактерии погибают?

При отсутствии пестицидов большая часть бактерий погибает, так как это является источником питания для них. Часть из них, 3-5% адаптируется и приживается конечно.

Производство это длительный процесс с точки зрения технологии?

Бактериальная биомасса наращивается быстро, за 18- 20 часов мы можем получить определенное количество препарата. Это стандартная технология ферментации. Затем продукт доводится до конечного состава.

Как выглядит сам продукт?

Это порошок, который можно растворить в воде и пройтись по своему участку с лейкой. В промышленном сельском хозяйстве порошок просто закапывается вместе с семенами при вспашке весной и осенью. При обработке семян происходит протравливание в специальных протравительных машинах.

Он будет доступен по цене?

Да, цены будут доступными. Мы ориентировались на рынок, смотрели по каким ценам продаются удобрения. Точную цену пока не установили.
alt text Можно обойтись без удобрений, чтобы сохранить почву чистой?

Почву в любом случае нужно удобрять, потому что она истощается. Поэтому каждый год вносятся минеральные удобрения и при выращивании урожая непременно используют пестициды.

То есть почву вашим препаратом нужно обрабатывать постоянно?

Да, мы просто внедряемся в этот цикл и предлагаем проводить периодическую очистку, чтобы эти пестициды не накапливались в земле и не переходили в продукты питания.

Можно с помощью вашей технологии очистить канализационные воды?

Канализационные воды имеют несколько другую степень загрязнения. Это органические загрязнения, а для очистки воды от них используется много продуктов. Те же бактерии, которые разлагают легнины или сложную органику. Наши штаммы ориентированы в основном на утилизацию пестицидов.

А как вы пришли в этой технологии?

Я сама по специальности микробиолог. Работала в лаборатории, которая занимается изучением этих бактериальных штаммов. Но бактерии изучаются там немного с другой стороны. Мы брали разные пестициды, смотрели, как бактерии себя ведут. От начала экспериментов до самой разработки прошло года три. До выведения препарата еще года два. Это небыстрый процесс.

Идея о том, что с помощью бактерий можно очищать землю сама по себе инновационна?

Она не нова. Такие предположения уже высказывались, особенно в Европе. Бактерии используются для нейтрализации, например, нефти. Но вот проблема пестицидной загрязненности не решалась.

Когда вы решили заниматься именно микробиологией?

С детства. У меня мама биолог. Дома было много разных книг. Смотрела на бактериологические лаборатории по телевизору и мне тоже захотелось. Выросла в городе Орске, в военном городке.

Изначально вы ориентировались на свой регион?

Изначально да, мы решали локальные проблемы. В Башкирии находится крупный узел химического производства. Загрязнены земли, на которых живут люди, сельскохозяйственные земли. Потом стало понятно, что тема загрязнения земли пестицидами актуальна по всей России. И на землях, на которых выращиваются продукты, нормы загрязнения превышены в десятки, сотни раз.

У вас есть конкуренты?

По биологическому продукту, по разрушению пестицидов — нет, как оказалось. Ни в России, ни в мире. Мы проводили исследования в Европе, ездили в Чехию, в Венгрию, Британию. Были в Мексике. В Кембридже разработали продукт по безопасной деградации фенолов в стоках. Там была локальная проблема по утилизации фенольных соединений и были выведены соответствующие штаммы бактерий. Это самая близкая к нашей разработка.

Получается, если у вас нет конкурентов, вы можете освоить рынок всего мира?

По идее, да. Но наука не стоит на месте. В 2009-2010 году наш продукт широко анонсировался, некоторые наши ученые начали заниматься той же проблемой.
alt text

Уже есть тестовые образцы?

Есть образцы, которые мы делали здесь, в России, в Подмосковье, в Башкирии. Сейчас мы хотим провести международные испытания.

Например?

Сейчас мы начали совместное сотрудничество по испытанию препарата в Мексике. Это первая страна в мире по проблемам сельскохозяйственного загрязнения. Там все сточные воды городского хозяйства безо всякой очистки идут на полив сельскохозяйственных земель. Поэтому продукты питания, которые там выращиваются, считаются самыми грязными в мире. В основном, они идут на внутренний рынок и потребляются бедными слоями населения. Чистые продукты для более обеспеченных потребителей привозят из США. В Мексике говорят об этой проблеме каждый день, трубят в газетах, по телевидению. Но решения пока нет. Они пробовали ввести очистку с помощью фильтров, но на большие территории они не не могут применятся. Мы были в трех исследовательских институтах, которые занимаются биоразработками, но такого продукта, как наш, тоже не нашли. Сейчас мы планируем провести совместные исследования по обработке мексиканской почвы нашим продуктом.

Как обстоят дела в Мексике после разлива в заливе?

Проблема не решена. Там до сих пор льется нефть. Дыра не закрыта. Большую часть нефть просто собрали со дна и снова продали. Никакой очистки от нефтяной пленки и прибрежных территоий и объектов не проводилось не проводилось.

Есть возможность выпускать ваш продукт в производственных масштабах?

Да, есть возможность выпускать продукт в производственных масштабах под нужды потребителей. Препарат наращивается на биотехнологическом производстве на ферментерах. Продукт интересен для сельскохозяйственных предприятий, ферм, кокоторые выращивают экологически чистые продукты, для частных огородников и дачников.

В 2009 году вы стали лауреатом Зворыкинской премии. Расскажите, как это было?

В 2008 году я получила первый грант на продолжение разработки по созданию препарата. Стала лауреатом форума «РосБиоТех — 2008». В 2009 году зарегистрировала проект для участия в конкурсе в рамках федеральной программе «Зворыкинский проект», проводившейся Федеральным агентством по делам молодежи. Отбор шел почти год. В это же время мы удостоились специального диплома Конкурса Русских Инноваций от Greenpeace и Золотой медали Международного салона промышленной собственности Архимед. Летом 2009 года стали победителями Молодежного Форума «Селигер». Вообщем прошли сложный отбор и экспертизу. А в декабре 2009 года я стала Лауреатом Первой национальной премии Президента РФ «Прорыв» 2009.

Что это вам дало?

Во-первых, это признание на государственном уровне. Признание проблемы, того, что сельскохозяйственные земли и продукты нечистые. Продукт был признан массовым, необходимым для использования на всей территории России. Также признание того, что продукт новый. Это помогло получить некоторую поддержку в продвижении самого проекта. Лауреатам присуждалась премия и оказывалась государственная поддержка.

То есть вас ведут?

Я бы не сказала, что нас ведут. Нам дали возможность использовать ресурсы и оказали поддержку. Лабораторию мы искали сами. Сами искали и привлекали инвестиции.

Сколько человек у вас в команде?

Двенадцать человек. Среди них есть как микробиологи, так и люди, которые занимаются маркетингом, рынком, продажами

Как вы видите дальше развитие технологии?

Одна технология превращается в бизнес, мы начинаем развивать другие технологии, разрабатывать и запускать новые продукты. Сейчас мы разрабатывает несколько интересных продуктов.

Реально создать такой препарат, который очищал землю и воду от любых загрязнений?

Все возможно! Природа сама справляется с загрязнением, нужно ей только помочь и бережно относиться.

vkontakte facebook twitter

The greenville

Предыдущие статьи